Хамер Германише
Хамер Германише Хамер Германише Хамер Германише Хамер Германише

Очаги Хамера

и как они изменят всю медицину
Краткая информация
д-р медицины Рик Герд Хамер

ОЧАГИ ХАМЕРа - этот термин происходит от моих противников, которые эти мной найденные образования в головном мозге презрительно называли «странные ОЧАГИ ХАМЕРа».

В 1982 году - то есть год спустя после открытия ЖЕЛЕЗНОГО ПРАВИЛА РАКА - мне удалось уже проспективно найти ОЧАГ ХАМЕРа огромного размера у одного пациента с конфликтом ревира в фазе исцеления и инфарктом сердца в эпилептоидном кризе. С того момента я знал, что туморов мозга нет, а все эти феномены должны стоять во взаимосвязи с фазой исцеления в ходе биологического конфликта.

Но так как я уже тогда очень быстро нашёл закон двухфазности заболеваний, я знал, естественно, что к каждому такому процессу фазы исцеления также принадлежит и конфликт-активный процесс, но радиологами это не признавалось: «Господин Хамер, мы там ничего не видим».

Так как у меня не было собственной установки КТ, у меня не было и возможности проводить систематические исследования или повторять исследования при другом угле среза. То есть нам доставалось только то, что «упало с барского стола», а это было не много.

Кроме того, при раке - а именно на это заболевание я тогда, естественно, концентрировался, так как думал, что открыл только лишь механизм возникновения рака - было в то время необычным делать компьютерную томографию головного мозга.

Также я видел многие ОЧАГИ ХАМЕРа, но не мог себе представить к ним рака. Это были, к примеру, моторные, сенсорные и периост-сенсорные реле в головном мозге, не образующие на органном уровне рак, а разве только представляющие собой раковый эквивалент. Но таких болезней я же не ожидал, а только РАК.

Для начала я начал составлять топографию ОЧАГОВ ХАМЕРа в головном мозге. Это было очень трудно, потому что когда в мозге было что-то видно, это мог быть уже и прошедший процесс, который не имел больше ничего общего с актуальным конфликтным процессом пациента.

Также я нашёл межобластные конфликты с похожими содержаниями, о которых я сегодня знаю, что они накрывают несколько реле одним-единственным ОЧАГОМ ХАМЕРа. Это значит - пациент претерпел один или несколько конфликтов, имеющих различные конфликтные аспекты и ударивших в пациента в одну и ту же секунду DHS. Все они были соединены в один большой ОЧАГ ХАМЕРа.

Наряду с этим были и такие пациенты, у которых имелись одновременно несколько HH в совершенно различных местах головного мозга. Но все эти очаги имели и что-то общее, они должны были представлять фазу исцеления, если пациент в остальном показывал все симптомы конфликт-разрешённой pcl-фазы.

Но ко всем этим HH в фазе исцеления должна была иметься и какая-либо формация, соответствующая активной фазе этих конфликтов, и которую можно было бы сделать видимой каким-нибудь аппаратом. Иногда я видел такие круги в форме мишени, от которых радиологи, при постановке вопроса, всегда мило улыбаясь, отмахивались, говоря, что это – кольцеобразные артефакты аппарата.

Зачастую случалось так, что у пациента был огромный тумор, но в компьютерной томограмме головного мозга «ничего» не находили. В то время как другие пациенты имели только маленький тумор, который был в фазе исцеления, и головном мозге находили обширный ОЧАГ ХАМЕРа.

Очаги Хамера или, соответственно, конфигурации мишени вызывали у радиологов только усталую усмешку, они ошибочно истолковывались ими как круговые артефакты. А когда последние позднее отекали и становились т. наз. «туморами мозга», то обычно радиологи не утруждались устанавливать, был ли этот мнимый тумор уже раньше виден в конфигурации мишени, т.е. в качестве Очага Хамера в конфликт-активной фазе.

Сотрудничество радиологов было практически равно нулю. Многие из них имели прибор для облучения и проводили т. наз. терапию облучения рентгеновскими лучами. Эти бывшие коллеги не могли себе позволить даже думать о том, что мои результаты могли бы быть возможными. Остальные мне говорили совершенно откровенно - тогда установку КТ имели ещё не очень много радиологов - что с того момента, как они признают теории Хамера возможными, они не получат больше ни одного заказа из клиник. КТ головного мозга делалась у них обычно исключительно с целью нахождения опухоли мозга или «метастазов в мозге».

Ничего другого не оставалось, как идти дорогой каждого учёного-естественника и в качестве прилежного ремесленника с 99% транспирации и 1% инспирации сравнивать все, какие только можно было достать, компьютерные томограммы головного мозга, включая все принадлежащие или мнимо принадлежащие данные обследования органов с другими КТ мозга, имеющими в свою очередь другие результаты обследования органов.

Поначалу присоединилась ещё одна трудность, которая состояла в том, что я не мог различать лево- и праворукость. Таким образом, как я это теперь задним числом знаю, я бы ещё чаще заблуждался, если бы не исходил всегда из органа. Потому что от органа к головному мозгу или от головного мозга к органу корреляция всегда однозначна. Лишь при корреляции между психикой и головным мозгом или головным мозгом и психикой лево- и праворукость имеет значение.

Итак, приведём пример: геморрой возникает или у женщины-правши при конфликте идентичности в фазе исцеления, или у мужчины-левши при конфликте неприятностей в ревире и тоже в фазе исцеления. Но если я вижу на левой стороне большого мозга в левой височной доле на определённом месте отёкший ОЧАГ ХАМЕРа, то пациент всегда должен иметь геморроидальную, т. е. плоскоэпителиальную ульцерацию прямой кишки в фазе исцеления. И наоборот, если у пациента в наличии изъязвления прямой кишки в фазе исцеления, то есть геморрой, то он всегда в головном мозге в данном определённом месте левой височной доли имеет HH в фазе исцеления.

Сначала при помощи многих сотен, а потом и многих тысяч компьютерных томограмм головного мозга мне удалось наконец научиться различать между раками и эквивалентами раков, а затем и установить правильную локализацию или, соответственно, корреляционную топографию к органу.

Спор о т. наз. кольцеобразных артефактах (искусственные продукты аппарата), которые хотя и имеют место быть, но увидеть их можно только один раз примерно на 100 пациентов, и которые рассматриваются мной как ОЧАГИ ХАМЕРа в конфигурации мишени, то есть в конфликт-активной фазе, остался.

С момента подписания протокола на фирме Siemens в 1989 году данная дискуссия о предполагаемых артефактах нашла своё окончание. Очаги Хамера являются фактами!

Один радиолог как-то сказал, что он видит такие же мишени также и в органах, а там они ну уж действительно должны быть артефактами.

С этого мгновения был пробуждён мой яркий интерес к таким конфигурациям мишени в органах, и я начал систематически их исследовать. При этом я обнаружил, что в компактных органах, где мы можем проводить КТ исследование, таких как печень, селезёнка, паренхима почки, кости и т. п. действительно имелись в наличии конфигурации мишени, но видимыми они были обычно только на начальной стадии, и, смотря по обстоятельствам, они становились ещё позднее видимыми у костей, когда кость уже рекальцифицировалась.

Выявился удивительный факт, что очевидно головной мозг и орган в конфигурации мишени корреспондируют друг с другом, и данные мишени также и в органе имеют определённое протекание. Так, например, в печени при солитарной карциноме мы видим только вначале классическую конфигурацию мишени. Позднее солитарная карцинома печени в компьютерной томографии становится тёмной и конфигурацию мишени больше невозможно распознать. При естественном исцелении посредством Tbc мы видим вполне вырисовывающиеся известковые кольца, особенно если дело не дошло до тотальной каверны, т.е. дырки в печени.

Если всё это дело хорошенько рассмотреть, то с одной стороны мы имеем нам всем известный головной мозг. С другой стороны имеются клетки органа, и каждая из них имеет клеточное ядро. Органные клетки связаны друг с другом, связаны друг с другом также и ядра каждой из клеток, иначе говоря, каждый мини-мозг связан со всеми остальными мини-мозгами организма.

Сумму этих мини-мозгов мы можем рассматривать как второй мозг. Тогда это должно было бы означать, что в случае биологического конфликта ареал головного мозга, который мы называем ОЧАГ ХАМЕРа, и другой ареал органного мозга, который мы до сих пор называли или раком, или эквивалентом рака, или изменением в органе, корреспондируют друг с другом.

В случае сенсорного раздражения, например, органный мозг поставляет информацию головному мозгу и наоборот, при двигательной реакции головной мозг поставляет информацию и команды органному мозгу.

Но что же с такими ОЧАГАМИ ХАМЕРа в головном мозге, которые

  • хорошо видны, т. е. находятся уже в фазе исцеления, но нейрорадиологами обозначаются как туморы мозга или метастазы в мозге;
  • не очень хорошо видны и вызывают общую растерянность;
  • показывают очень сильный перифокальный отёк, и ОЧАГ ХАМЕРа очень хорошо окрашивается и, тем самым, его можно хорошо визуализировать, а затем они обозначаются как быстрорастущие туморы мозга;
  • сильно отекают, однако ОЧАГА ХАМЕРа не видно, как это обычно делают ОЧАГИ ХАМЕРа в белом веществе, они тоже вызывают общую растерянность;
  • если они лежат на коре мозга, неверно истолковываются как опухоли мозговой оболочки,

но которые в принципе представляют собой всегда одно и то же, но каждый раз в различных стадиях протекания ОЧАГА ХАМЕРа!

Во всяком случае, это точно не туморы мозга!

Туморов мозга нет по определению: клетки мозга после рождения не размножаются, этого не происходит также и в условиях, которые до сих пор ошибочно истолковывались как тумор мозга. То есть очень просто - этого не происходит вообще ни при каких условиях.

Что может размножаться, так это безобидная глия, соединительная ткань мозга, которая имеет точно такую же функцию, как и соединительная ткань нашего организма. Эти светлые уплотнённые глией ОЧАГИ ХАМЕРа являются причиной для радости, а не причиной для страха или даже операции на головном мозге.

Но глиальные клетки закладываются не только с целью восстановления HH, они закладываются везде, где в головном мозге необходимо что-либо отремонтировать или зарубцевать (например, после операции!). Закладка глиальных клеток, которые позднее окрашиваются контрастными веществами белым цветом, протекает вдоль колец мишени, что можно отчётливо распознать на большом количестве примеров. Однако прооперированный или другим образом повреждённый головной мозг больше никогда не будет в состоянии колебаться в основном ритме.

Начиная с фазы исцеления Очаг Хамера окрашивается контрастными веществами. Это происходит из-за сильно повышенного обмена веществ в области HH и из-за закладки глии, которая должна снова восстановить изменённое реле.

Итак, «мишень» означает, что Очаг Хамера находится в конфликт-активной фазе.

При DHS надлежащий центр реле в головном мозге помечается, образуются остроочерченные кольца, выглядящие мишенью. Причём место выбирается не случайно - это компьютерное реле, которое индивид «ассоциирует» в секунду DHS соответственно содержанию его конфликта. Исходя из этого Очага Хамера в головном мозге в свою очередь в ту же секунду DHS коррелирующий орган тела поражается раком(HOH = Очаг Хамера в органе).

С прогрессирующим конфликтом прогрессирует и ОЧАГ ХАМЕРа в головном мозге, что означает, затронутый ареал становится всё больше и больше или изменения в затронутом ареале интенсивируются. Одновременно прогрессирует также и рак в органе, т. е. тумор

  • или посредством настоящего клеточного митоза набирает всё большую массу (так это происходит у внутреннего зародышевого листка),
  • или некрозно увеличивается (так - у среднего зародышевого листка),
  • или ульцерозно увеличивается, расширяется из-за всё большего количества маленьких язв (так - у внешнего зародышевого листка).

Итак, как только на ККТ мы видим определённое реле в конфигурации мишени, мы знаем, что в этом реле протекает Спецпрограмма, т.е. организм был застигнут врасплох в этой конфликтной, мозговой и органной области и вследствие этого включил Спецпрограмму.

Эта Спецпрограмма заботится о том, чтобы организм справился с неожиданно наступившей ситуацией, которая может касаться не только самого пациента в качестве индивида, но и, например, его биологической группы (родня, семья и т.д.).

Пока в каком-либо ОЧАГЕ ХАМЕРа имеется в наличии Спецпрограмма в форме конфигурации мишени, т. е. в конфликт-активной фазе, также называемой длительной симпатикотонией, данному реле в мозге - так мы можем себе это представить - наносится существенный ущерб.

Из-за длительной симпатикотонии, которая в принципе является чем-то запланированным (но слишком много хорошего), теперь в возрастающей мере повреждаются коммуникационные линии черепно-мозговых нервов, точно так же, как посредством рака увеличивается, уменьшается, ну или, во всяком случае, изменяется орган тела, чтобы принять в расчёт новую неожиданно наступившую ситуацию.

Конфликтная активность, т.е. конфигурация мишени в головном мозге, длится до разрешения конфликта. В головном мозге HH в обеих фазах находится естественно в одном и том же месте, но в различных состояниях:

В конфликт-активной фазе всегда с остроочерченными кругами, в т. наз. конфигурации мишени, а в конфликт-разрешённой фазе Очаг Хамера набухает, отекает.

Отёк внутреннего кольца мы обозначаем «интрафокальным отёком», отёк внешнего кольца - «перифокальным отёком».

До окончания конфликт-активной фазы с ОЧАГОМ ХАМЕРа, по крайней мере, что касается краниальной КТ, внешне ничего особенно волнующего не случается.

Но, тем не менее, в действительности всё совсем по-другому, и оценить повреждения мы можем только лишь тогда, когда наступает конфликтолиз. Теперь, в pcl-фазе, мы можем окинуть взглядом весь масштаб изменений, точнее сказать повреждений. Потому что точно с началом pcl-фазы организм начинает ремонтировать повреждения, вызванные текущей Спецпрограммой, будь то

  • размножение клеток в органе тела или
  • растворение клеток в органе тела и, конечно же,
  • повреждения затронутого мозгового реле.

Но если в этой фазе одновременно имеется активный конфликт беженца с ретенцией воды в почечных собирательных трубочках - т. наз. СИНДРОМ - то излишняя закладка воды происходит не только в соответствующем органе, т.е. орган необычно сильно отекает, но и в соответствующем мозговом реле образуется излишняя сильная закладка воды и, соответственно, огромный отёк. Этот процесс не зависит от конфликтной массы, а только от «синдрома».

Восстановление посредством закладки глии имеет преимущество, что HH снова биологически полноценно заживает. Это означает, что после заживления головной мозг снова может колебаться в основном ритме.

Цена - это фаза исцеления, ремонт на психическом, церебральном и органном уровнях с целью восстановления бывшего по возможности оптимального состояния. Только когда этот ремонт посредством фазы исцеления на всех трёх уровнях заканчивается, только тогда организм возвращается к нормальности. Правда, ткань Очага Хамера теперь более ригидная, не такая эластичная. При повторном более позднем одинаковом процессе в том же реле может произойти разрыв (киста) мозговой ткани. В конце pcl-фазы, то есть после т. наз. «фазы повышенного мочеиспускания» (фазы диуреза), отёк спонтанно уходит как знак зажившего ОЧАГА ХАМЕРа.

Но об этом до сегодняшнего дня никто ничего не хочет знать - ведь это обрушит всю т. наз. ортодоксальную медицину с её 5000-ми гипотезами!

На этой странице все статьи
о
Германише Хайлькунде®
происходят из подлинных текстов
д-ра медицины Рика Герда Хамера

Рассылка новостей
Введите ваш электронный адрес