KROKUSSE_21 KROKUSSE_22 KROKUSSE_23 KROKUSSE_24 KROKUSSE_25 KROKUSSE_26

Отмежевание от психоонкологии

Краткая информация
д-р медицины Рик Герд Хамер

Предварительное замечание:
Мне очень трудно искать идейных предшественников, даже если речь идёт только о некоторых отдельных аспектах. На меня обиделись за то, что я не цитирую авторов, которые когда-либо что-либо говорили о предполагаемых взаимосвязях рака и психики.

Каждое изобретение и каждое открытие основывается на известных фактах, поэтому его нужно рассматривать в ряде развития предшествующей науки. Но соединение этих фактов таким образом, что теперь все факты, которые ранее не могли упорядочить, а могли только собирать, объединены во всеохватывающем, для любого отдельного случая воспроизводимом синопсисе - ново.

В 1981 году ни в одном фундаментальном труде о туморах даже в предметном указателе невозможно было найти понятие «психика». Так как преимущественно искали «возбудителей рака» и думали, что уже даже найден ряд канцерогенов, возможность психогенного возникновения рака снова полностью ушла в забвение. Отчасти это признавалось просто несерьёзным, вообще даже докладывать о таких возможностях возникновения рака на конгрессах или тому подобных собраниях, заработать можно было только лишь иронию и пренебрежительные насмешки. В противоположность к этому, например, биологическо-механистические теории возникновения туморов, такие как т. наз. паранеопластический синдром, посредством которого во многих случаях думали возможным найти манифестацию рака уже за годы до его диагноза, пользовались большой популярностью.

В то время мне пришлось взять на себя обязательство не упоминать имя клиники, где я предпринял мои первые систематические исследования, и которая была прикреплена к университету, потому что любой результат, к которому я мог прийти, уже заранее считался несерьёзным.

В конце 1981 года, после опубликования моих результатов, вышла из печати одна маленькая книжка: Меервейн/Адлер «Введение в психоонкологию». Что касается психогенного происхождения рака, то в 1-ом издании можно было прочесть: «Идея понимания рака в качестве регрессивной попытки регенерации на биологическом уровне при истощении или блокировке психических возможностей выражения является односторонней и свидетельствует о недостаточном понимании биологической сложности проблемы». Во 2-ом же издании можно прочитать уже следующее: «Идея понимания рака в качестве регрессивной попытки регенерации на биологическом уровне при истощении или блокировке психических возможностей выражения является хотя и очень притягательной, но мы думаем, что на настоящий момент времени в психоонкологии имеющиеся знания не позволяют дать всеобъемлющего объяснения».

С психоонкологией НОВАЯ МЕДИЦИНА вообще ничего общего не имеет. (Рассмотрите тогда необходимость психоофтальмологии, психоортопедии, психогинекологии и т. д. и т. п.)

НОВАЯ МЕДИЦИНА - это на 5 биологических закономерностях базирующаяся система для всей медицины и никоим образом не психологическая гипотетическая теория для рака.

Т. наз. психоонкология никогда не ставила под сомнение общепринятую схему терапии рака прежней ортодоксальной медицины.

В этом случае вызывает интерес исследование Ульриха Абеля из Гейдельберга, заведующего отделением онкологической статистики, «Цитостатическая химиотерапия продвинутых стадий эпителиальных туморов» (1990). В отношении т. наз. эпителиальных туморов, к которым он причисляет все за исключением лимфом, лейкемии, сарком и туморов зародышевых клеток, подводя итоги, он пишет: «Если не учитывать бронхиальную карциному (в первую очередь мелкоклеточную), то не существует прямых доказательств того, что химиотерапия продлевает жизнь таких пациентов». В предисловии своей работы он пишет: «Как бы ни сокрушителен был результат настоящей работы, но это однозначный результат проведения оценки релевантного печатного материала по возможности непредвзято и всеобъемлюще. … А также претензии ортодоксальной медицины, разумеется, по большей части справедливые к «аутсайдерам» медицины, а именно, что они не в состоянии научно обосновать свои утверждения об успехе, ей необходимо предъявить также и самой себе. Перемена взглядов в терапии рака и онкологических исследованиях кажется крайне необходимой не только по научным причинам, а, прежде всего, в интересе пациентов».

В заключение я желал бы ещё кратко остановиться на одном из первых представителей т. наз. психоонкологии: О.К. Саймонтон Getting well again, 1978 (О. Карл Саймонтон, Стефани Саймонтон, Джеймс Крейгтон, «Возвращение к здоровью», 1993).

Саймонтон - радиолог и специалист по радиотерапии, он определённо хочет «не заменить ортодоксальное медицинское лечение, а только его дополнить».

Он исходит из воли к жизни пациента, чья сила якобы прямо пропорциональна выживаемости, а измеряется она по тому, как точно следует пациент указаниям врача (послушный пациент!). Он применяет технику мотивационной психологии, которая должна укрепить волю к жизни, а также как метод биоуправления (биофидбек) визуализацию, что выглядит так: «Для ракового пациента это означает: он должен попытаться визуализировать раковую опухоль и её разрушение посредством лечения, но прежде всего естественные силы сопротивления организма в борьбе с раком». Итак, визуализация в конечном итоге рассматривается в качестве сопровождающей терапии к радиотерапии и т. п., в общей сложности пациент должен представлять себе довольно устрашающие процессы в своём организме (представление сражения).

Такие представления, к сожалению, являются типичными и уводят пациента всё дальше и дальше от понимания взаимосвязей его заболевания. Если конфликт не будет разрешён, то не помогут никакие - даже очень воинственные - визуализации оборонительного сражения против злых раковых клеток.

Положительным моментом у Саймонтона, по крайней мере, является то, что он вообще интересуется психическими проблемами своих пациентов, которые в новейших изданиях его книги размещаются (именно так указано!) даже за 6-18 месяцев до вспышки заболевания раком!

Также похвально и то, что он подчёркивает, что все статистические данные о феномене рака болеют тем, что «у психологов в их исследованиях нет физиологических данных, а у медиков - психологических данных»!

С точки зрения НОВОЙ МЕДИЦИНЫ у Саймонтона есть ещё один недостаток, он, как и ЛеШан, абстрагируется от церебрального уровня ракового процесса, а также, само собой разумеется, не занимается другими заболеваниями в связи с психическими факторами влияния.

Copyright 2018 | Ediciones de la Nueva Medicina S.L. | Todos los derechos reservados