KROKUSSE_21 KROKUSSE_22 KROKUSSE_23 KROKUSSE_24 KROKUSSE_25 KROKUSSE_26

Онкомаркеры

и их оценка
Краткая информация
д-р медицины Рик Герд Хамер

Германская Новая Медицина не собирается создавать вместо старых бессмысленных догм новые бессмысленные догмы, показания к действию она всегда берёт исходя из понимания биологических взаимосвязей. Если раньше речь всегда шла об устранении мешающих симптомов с помощью каких-либо уловок, теперь эти симптомы обычно мешают меньше, как только мы учимся их подразделять и понимать.

Итак, если кто-либо раньше утверждал, что он обнаружил какую-либо систему у раковых заболеваний, это могло быть только неверным, как это хорошо видно на примере т. наз. онкомаркеров, которые при взгляде назад оказались совершенно бессмысленными и даже означают в большинстве случаев прямую противоположность тому, что мы им собственно приписывали. Ведь онтогенетическая система туморов и эквивалентов рака нам показала, что мы без её знания не были в состоянии понять раковые заболевания.

Органы, управляемые большим мозгом, и органы, управляемые древним мозгом, ведут себя относительно размножения и растворения клеток во время симпатикотонной (конфликт-активной) и ваготонной pcl-фазы (фазы исцеления) точно обратно пропорционально друг другу.

То есть, в то время как управляемые древним мозгом органы в конфликт-активной фазе образуют размножение клеток, органы, управляемые большим мозгом, образуют в конфликт-активной фазе растворение клеток.

В ваготонной фазе исцеления всё точно наоборот.

До сих пор этого не знали и даже не подозревали.

Данная онтогенетическая система Германской Новой Медицины, в особенности туморов, сравнима в значении для медицины со значением периодической таблицы элементов для естественных наук. Она всеохватывающе описывает взаимосвязи всей медицины.

Онкомаркеры - это факты, которые Германской Новой Медициной не оспариваются. Недостатком является лишь то, что они большей частью имеют неверные имена. Что в свою очередь означает, что эти факты нагрузили уже оценкой диагнозов.

Согласно книге проф. д-ра д-ра Йорга Биркмайера «Биология туморов», издательство Karger 1984 (проф. Биркмайер 09.12.1988 во время верификационной проверки на семи случаях пациентов в Вене подтвердил своей подписью верность Германской Новой Медицины), онкомаркеры мы можем понимать следующим образом:

«Под онкомаркерами понимаются критерии, дающие признаки неопластического процесса. Сюда относятся гематологические, цитологические, клиническо-химические и серологические тесты. Прежде всего по причине удобства в пользовании для наблюдения раковых пациентов в настоящее время преимущественно используются такие маркеры, которые можно установить в сыворотке. Это и есть собственно онкомаркеры. Их установление связано с важной предпосылкой: компонента, служащая маркером, должна быть выработана раковой клеткой в достаточном количестве и попасть в кровь, чтобы там её было возможно установить. Эта предпосылка действительна для всех используемых в настоящее время в лабораторной диагностике онкомаркеров. Обзор самых важных, на сегодняшний день этаблированных онкомаркеров можно увидеть в таблице XVI... Альфа-фетопротеин (АФП), например, это гликопротеин с молекулярным весом 70 000 Дальтон: он вырабатывается в печени, желточном пузыре и частях желудочно-кишечного тракта плода и представляет собой главный протеин ранней фетальной фазы. Его физико-химические свойства похожи на свойства альбумина. У здорового взрослого человека концентрация АФП в сыворотке составляет меньше, чем 7 МЕ/мл. Это соответствует примерно 10 æg/l. В сравнении к этому максимальная концентрация на пятом месяце беременности – 2 000 000 МЕ/мл, итак, около 3 g/l. Значительно повышенную концентрацию АФП мы находим при печёночно-клеточной карциноме, гоноцитоме, карциноме поджелудочной железы, желудка и толстой кишки. Также и при незлокачественных заболеваниях печени, например, вирусном гепатите, циррозе печени и неонатальной гипербилирубинемии можно установить повышенный уровень АФП. » (стр. 206-207)

Как можно увидеть, есть неспецифические, более или менее специфические и специфические онкомаркеры. Слово «маркер» можно без колебаний перенять. В принципе было бы возможным для каждого процесса роста рака или фазы исцеления какого-либо рака найти такие неспецифические, а также и специфические маркеры. Самый неспецифический из всех - это скорость оседания кровяных телец (РОЭ = СОЭ).

Но прежняя медицина не различала между конфликт-активной фазой и фазой исцеления заболевания. Естественно ещё меньше она знала о том, что существует биологический смысл, лежащий в одной из этих фаз. Поэтому разработали маркеры, которые один раз имеют повышенные значения в конфликт-активной фазе, другой раз - в фазе исцеления. Одни соответствовали действительности для органов, управляемых древним мозгом, другие - для органов, управляемых большим мозгом. Из-за этого из верных фактов результировали неверные диагнозы или, по меньшей мере, вводящие в заблуждение диагнозы, потому что в принципе все маркеры фазы исцеления можно назвать также маркерами жизнеспособности. В-ХГЧ, например, является основой применяемых на сегодняшний день тестов на беременность.

Пример:
Один пациент стал свидетелем жестокого нападения в метро на другого пассажира. Он попытался этого пассажира защитить, и был сам избит преступниками до полусмерти. Он перенёс целый ряд тяжёлых телесных повреждений. При данном шоковом переживании (DHS) пациент претерпел серию конфликтов, кроме всего прочего

- конфликт потери с тератомой яичка справа (управляется древним мозгом = размножение клеток) и
- интерстициальный некроз яичка справа (управляется большим мозгом = растворение клеток).

Он боялся, что тяжелораненого пассажира, попросившего его о помощи, и за которого он чувствовал себя теперь ответственным, убьют.

По прошествии трёх недель после этого жестокого нападения была случайно обнаружена опухоль правого яичка (фаза исцеления). За чем последовала ампутация яичка с гистологическим исследованием последнего.

И теперь ничего не подозревающий пациент неожиданно приземлился с «рельса нападения» на «рельс рака». Здесь он нашёл бы свою кончину в качестве неизлечимого «метастазирующего случая», если бы незадолго до такого конца он не нашёл бы дорожку к Германской Новой Медицине.

Когда я в 1978 после смерти моего сына тоже заболел тератокарциномой правого яичка, я аргументировал так же, как и пациент: я же никогда до этого серьёзно не болел... и тут вскоре после смерти моего сына опухоль яичка и тератокарцинома. То, что данное обстоятельство должно было бы быть случайностью, казалось мне очень невероятным. В случае любящего своего сына отца конфликт потери можно очень хорошо по-человечески понять, но в случае молодого человека, претерпевающего конфликт потери из-за того, что он боится, что совершенно незнакомого ему человека забьют до смерти, реакцию можно правильно понять лишь с биологической точки зрения.

В нашем случае у пациента была как тератома, так и интерстициальный некроз яичка с кистой яичка в фазе исцеления.

Тератома, согласно своему биологическому смыслу, означает древнейшую способность человека к партеногенезу в чрезвычайной биологической ситуации. То есть организм пытается в случае потери близкого сородича включить эту архаичную биологическую программу.

Одновременно у него протекала программа с интерстициальным некрозом яичка, биологический смысл которой лежит в фазе исцеления, а именно, индурированная киста яичка вырабатывает гораздо больше мужского сексуального гормона (тестостерона) и, тем самым, стимулирует способность к спариванию у существа мужского рода, чтобы чрез это заместить потерю ребёнка или партнёра.

В случае нашего пациента маркеры были сначала не повышены, потому что конфликт длился очень недолго и в скором времени была проведена операция. При произошедшем позднее рецидиве (метро) конфликт длился очевидно дольше, потому что показатель альфа-фетопротеина повысился до 70,5 МЕ/мл.

Что означало, что в этот раз среагировало левое яичко, если мы будем следовать озвученному Биркмайером определению. Пациенту было очень трудно судить о том, стало ли оставшееся яичко больше или нет, так как сравнивать было больше не с чем.

В принципе Германская Новая Медицина, приветствующая все неинвазивные методы обследования в качестве диагностических вспомогательных средств, призвана применять также и эти маркеры. Но, как видно на случае нашего пациента, данные маркеры, которые ничего плохого собственно не означают, вызвали у пациента невероятную панику, когда ему о них сообщили, что привело к круглым лёгочным очагам (конфликт страха смерти).

Я сам видел смерть очень многих людей, которые, собственно, были уже почти снова здоровы, но у которых установили и озвучили повышение значений онкомаркеров. Они вталкивались тем самым в тотальную панику страха смерти и вскоре их лёгкие были заполнены круглыми очагами. А посредством этого дальнейшего «диагноза метастазов» они попадали во всё больше обостряющийся заколдованный круг, ведущий в конечном итоге к смерти.

Такое мнимое «следование метастазов», представляемое себе на лимфогенном пути, вело к ошибочному пониманию, что клетки метастаза из яичка «плывут» вдоль парааортальных лимфоузлов в лёгкие и образуют там (энтодермальные) метастазы - круглые лёгочные очаги.

Представление такой авантюрной чепухи, что во время данного путешествия т. наз. раковых клеток, клетки тератомы должны дважды поменять их принадлежность к зародышевому листку (энтодерма, мезодерма, энтодерма), а также один раз должны поменять фазу протекания (ca-фаза - pcl-фаза - ca-фаза), а при интерстициальной карциноме яичка даже ещё чаще, как принадлежность к зародышевым листкам, так и фазы протекания, может принять только «строго верующий». Это если не учитывать ещё и того, что некроз, собственно, не может высылать способные к размножению клетки, способные к тому же менять их принадлежность к зародышевому листку. Но мы, медики, верили во весь этот вздор, и я сам ещё в 1979 году, когда я дал себе провести такую типично ортодоксально-медицинскую операцию и чуть не умер из-за гнойного перитонита (pcl-фаза конфликта ментальной атаки против живота).

Согласно Германской Новой Медицине эти «маркеры», которые в качестве фактов естественно не оспариваются, должны быть заново и осмысленно оценены. Мы должны их упорядочить согласно зародышевым листкам и фазам протекания. Только тогда они смогут стать нам полезными и не вызывать у пациентов паники.

Взаимосвязи рака никто не мог понять в их основе также и потому, что не делали различия между конфликт-активной фазой стресса с её собственными симптомами и конфликт-разрешённой ваготонной фазой покоя. Психические «признаки» этих фаз также абсолютно различны!

Критерий рассмотрения размножения клеток при раке одинаковым образом и при раке кишечника, и при раке яичника (кисты), и при остеосаркомах привело к тому, что совершенно различные фазы заболевания и формы проявления исследовали на наличие общего знаменателя, которого просто не могло быть. Это происходило из-за незнания онтогенетической системы туморов - 3-го Биологического Закона Природы.

Copyright 2018 | Ediciones de la Nueva Medicina S.L. | Todos los derechos reservados