Хамер Германише
Хамер Германише Хамер Германише Хамер Германише Хамер Германише

Медикация

аллопатическая - гомеопатическая - альтернативная
Краткая информация
д-р медицины Рик Герд Хамер

Существует общее мнение, что медикаменты символизируют прогресс современной медицины или того, что за это принимают. Большое число пациентов принимают ежедневно 10 или даже 20 различных типов лекарств для и против всего возможного. Доктор, не прописывающий лекарства - плохой доктор.

Чем дороже лекарства, тем они вроде как лучше. Всё это гигантский блеф! Самым глупым было при этом верить, что медикаменты действуют локально, и головной мозг к этому не имеет никакого отношения! На самом деле практически ни один медикамент не действует прямо на орган, если не принимать во внимание местную реакцию кишечника при пероральном принятии яда или лекарства. Все другие медикаменты действуют на головной мозг, и их «эффект» — это эффект, который вызывает практически отравление головного мозга или его различных частей на органическом уровне.

Если мы сейчас при нашем рассмотрении не будем принимать во внимание чистые наркотики и транквилизаторы, то останутся две большие группы медикаментов:

  1. симпатикотоники - они усиливают стресс,
  2. ваготоники - они поддерживают фазу отдыха.

К первой группе принадлежат адреналин, норадреналин, кортизон и гидрокортизон, а также такие мнимо различные лекарства как кофеин, теин, пенициллин, дигиталис и многое другое. В принципе все медикаменты такого типа можно применять, если нужно ослабить эффект ваготонии и, тем самым, уменьшить отёк мозга, который, по сути дела, является чем-то хорошим и только в излишестве представляет собой осложнение.

Ко второй группе принадлежат все успокаивающие и противосудорожные средства, они усиливают ваготонию или, соответственно, ослабляют симпатикотонию.

Их различие заключается в том, что они по-разному действуют на головной мозг. Пенициллин, например, является симпатикотонно действующим цитостатиком. Его действие на бактерии незначительно и несущественно по сравнению с его действием на отёк в белом веществе мозга. Поэтому его можно применять в pcl-фазе для снижения отёка белого вещества мозга. Для других областей мозга кортизон показывает более сильное действие. Но здесь не преследуется цель, снизить значение открытия пенициллина и других антибиотиков.

Просто их открытие произошло с совершенно неверными предпосылками и представлениями. Подразумевалось, что случайные продукты бактерий действуют в качестве токсинов и вызывают температуру. Следовательно, нужно было уничтожить маленькие бактерии, чтобы избежать злых токсинов. Это представление было ошибочным!

Естественно, при таком действии страдают также и бактерии, наши прилежные друзья, которых временно увольняют, чтобы они смогли продолжить свою работу позднее - не с таким драматичным протеканием. Но, однако, надо поставить себе вопрос, насколько это вообще целесообразно, пытаться лечить целесообразный процесс исцеления.

Врач в Германской Новой Медицине не настроен враждебно к медикаментам только потому, что он исходит из того, что большинство процессов в природе уже оптимизированы матерью-природой и поэтому в большинстве случаев не нуждаются в поддерживающей медикаментозной терапии.

При короткой длительности конфликта и, тем самым, маленькой конфликтной массе осложнения в pcl-фазе, как правило, не ожидаются. Остаются только особые случаи, заканчивающиеся в природе летальным исходом, но на которые мы из врачебной этики должны обратить особое внимание. Несмотря на это, также и в будущем мы будем терять пациентов. Но теперь мы уже знаем заранее, что нас ожидает.

Нам ничего не принесло, что мы понизили частоту заболевания пневмонией (= воспаление лёгких) тем, что мы её теперь называем «бронхиальной карциномой», и пациенты теперь умирают от «бронхиальной карциномы» — это просто перевешивание этикета.

Но если при пневмонии (= фаза исцеления после процесса ульцерации бронхов) теперь известно, что конфликт (страх за ревир) длился только три месяца, то мы теперь знаем и то, что пневмонический лизис (эпилептоидный криз = ЭК), как правило, протекает не смертельно, даже если медикаментозно ничего не делать.

Но если конфликт длился девять месяцев или даже больше, то врач ГНМ знает, что здесь в эпилептоидном кризе пневмонии речь идёт о жизни и смерти, если ничего не делать.

В таком случае можно было бы, как и раньше, давать, например, симпатикотоники, но дополнительно надо применить кортизон, что прежде не делалось, а именно, непосредственно во время эпилептоидного криза, чтобы пережить критический момент, который наступает сразу после ЭК.

Естественно, логичным и последовательным является также противопоказание кортизона в случае нового DHS или рецидива, когда пациент вновь оказывается в симпатикотонии. Однако нельзя останавливать принятие кортизона одним махом, здесь надо постепенно снижать дозу в течение нескольких дней или недель. Если же пациент продолжает принимать кортизон, это усиливает интенсивность его конфликта.

Но давать в этом случае пациенту успокоительные средства было бы также ошибкой, так как успокоительные средства всех видов только затуманивают картину и таят в себе опасность, что острый активный конфликт трансформируется в подострый зависше-активный конфликт, и пациент, таким образом, может в любой момент времени посредством ещё одного конфликта оказаться в шизофренической констелляции.

Если у пациента, к примеру, симптом стенокардия, то это означает:

«Ему нужно срочно дать бета-блокатор, ему нужны успокоительные, чтобы стенокардия прекратилась».

Но в действительности природа организовала этот симптом с целью разрешения конфликта ревира, и совсем не для того, чтобы какие-нибудь медики или альтернативные медики начинали обрабатывать этот симптом с целью устранения. Ведь чем больше попыток лечения симптомов проводится, тем меньше пациент видит необходимость разрешать его исконный конфликт. Это если не учитывать ещё и того, что он совершенно теряет инстинктивное ощущение своего конфликта. Вместо этого надо было бы помочь пациенту разрешить его конфликт, тогда и стенокардия моментально прекращается - и с медикаментами, и без них. Проводить симптоматическое лечение вместо причинного - полная чепуха.

Кроме того, пациенту вы этим не помогаете, напротив, это даже очень опасно, так как если пациент позднее волей случая всё-таки разрешит свой конфликт ревира, но конфликт уже длился более 9 месяцев, то он умрёт в эпилептоидном кризе из-за инфаркта сердца. В любом случае нужно добросовестно взвесить, стоит ли разрешать конфликт, или будет более целесообразным, инстинктивно, как это делают животные (бета-волк), хотя и утихомирить конфликт ревира до зависше-активного состояния, но до конца жизни его больше не решать.

Равным образом совершенно ясно, что в двух фазах, которые фундаментально отличаются друг от друга всеми возможными физическими параметрами и, тем самым, являются полярно противоположными, не может «помогать» один и тот же медикамент. Вообще, здесь нужно поставить вопрос: «Скажите пожалуйста, это помогает в конфликт-активной фазе или в ваготонной фазе исцеления?»

Но это до сих пор не принимали во внимание при всех медикациях. Ещё сложнее, естественно, дело становится, если одновременно и возможно даже со сдвигом фаз протекают несколько Биологических Конфликтов.

Какие лекарства, глобулы, капельки или порошочки должны действовать (как, где и для чего), например, при подагре: активная карцинома собирательных трубочек почек (активный экзистенциальный конфликт) + лейкемия (фаза исцеления конфликта потери самооценки) или при булимии: комбинация двух активных конфликтов = гипогликемия + язва желудка? Возможно, ещё получится устранить тот или иной симптом, но о настоящем медикаментозном действии или даже исцелении речь здесь идти ну никак не может.

В равной степени и при повышенном кровяном давлении, которое хотя и можно искусственно понизить посредством лекарств, но которое имеет свой смысл - например при конфликте жидкости, функциональная компенсация образовавшейся из-за некроза в конфликт-активной фазе дыры в почечной ткани с целью сохранения возможности выведения достаточного количества мочи и мочевины. Таким образом, пока конфликт активен, кровяное давление повышено. Только после разрешения конфликта и образования кисты в фазе исцеления, кровяное давление снова самостоятельно понижается до соответствующих возрасту значений, причём это происходит даже при длительном протекании конфликта, - и всё это без медикаментов.

Очень важным во всех pcl-фазах является также умение различать, исчезли ли симптомы из-за полного исцеления или из-за недавнего рецидива, который тоже симулирует мнимое улучшение.

Псевдотерапия клеточными ядами (химия) в таких pcl-фазах неправомерно записала в свой актив симптоматические «успехи», хотя она всего лишь бессмысленным образом останавливает целесообразные симптомы исцеления, идя при этом на тяжелейшие отравления всего организма.

Но также и все т. наз. альтернативные методы - будь то гомеопатические (мало субстанции) или аллопатические (много субстанции) дозировки, будь то мюсли или омела, будь то кислород, макробиотик или цветочные настои доктора Бака или всё что угодно - предполагают вместе с симптоматической медициной, что все их средства действуют симптоматически. В реальности же действие достигается только через мозг, а это не принимают в расчёт.

Такие аргументы, как: «Господин Хамер, вы же не можете измерить душу, что вы имеете против цветочных настоев доктора Бака, они же действуют через душу...»

На это я отвечаю: естественно, я могу измерить душу.

Я же вижу, что человек с определённым конфликтом, который является душевным процессом, имеет на определённом месте в головном мозге надлежащий очаг, а в соответствующем органе надлежащее изменение. Тем самым я определяю душу. Мне не нужно её количественное измерение, но я могу таким образом её естественнонаучно доказать.

И конечно же т. наз. плацебо-эффекты существуют. Если пациенту какой-либо медикамент «хорошо продаётся», то уже только по этой причине он на 80% действует. Но это не означает, что каким-нибудь образом действует сама субстанция, это всего лишь означает, что человек верит в действие. И если из доброжелательности вы сделаете пациенту что-либо хорошее, всё равно что, то и это будет тоже действовать.

Наша ошибка заключалась в том, что мы всегда думали, мы должны что-то делать, например, принимать лекарства, всё равно в большой дозировке или только одну молекулу. При этом мы же видим, что больные животные в 80-90% случаев излечиваются сами - без каких-либо медикаментов.

Кроме того, разрешите задать вопрос: как достичь разрешения конфликта каким бы то ни было медикаментом? Мы же теперь знаем, что этот критерий наиважнейший. И как мы вообще могли бы какими-нибудь вещами вызывать Целесообразную Спецпрограмму Природы? Если вы это можете, давайте такую вещь сюда! Но, нет, мы этого делать не можем, это просто невозможно. Итак, определённые субстанции могут иметь для фазы исцеления облегчающее действие, например, микстура от кашля, но никоим образом не исцеляющее действие в прежнем мнимом понимании, ведь фаза исцеления началась уже с конфликтолиза.

Германская Новая Медицина также не является частичной дисциплиной, ограничивающейся разрешениями конфликтов и делегирующей осложнения к другим частичным дисциплинам. Напротив, она является всеобъемлющей медициной, которая должна держать в поле зрения все процессы в протекании заболевания на психическом, церебральном и органном уровнях.

Врач в Германской Новой Медицине востребован в первую очередь в качестве широко образованного, квалифицированного в человечности «криминалиста медицины». К тому же он должен обладать харизмой здравого смысла. Он должен быть для пациента хорошим другом, которому разрешено этому пациенту-«шефу» предоставлять в распоряжение свои особые профессиональные знания. Ведь терапия будущего состоит в самой малой степени из применения лекарств. В гораздо большей степени пациенту нужно научиться понимать причину своего биологического конфликта и своей т. наз. болезни и вместе со своим доктором найти наилучший путь для выхода из данного конфликта. А также должна быть найдена стратегия, как в будущем об этот конфликт больше не спотыкаться. Само собой разумеется, такой врач использует для пациента все помогающие средства, также и медикаментозного и хирургического характера, но только если они действительно необходимы для избежания возможных осложнений в естественном протекании исцеления, и если бы он применил их также и для себя самого.

Германская Новая Медицина основывается на 5 Биологический Законах Природы, не имеет ни одной гипотезы и была официально верифицирована 8-9 сентября 1998 университетом Трнавы (Словакия), 11 сентября 1998 года это было официально подтверждено. Таким образом, если мы хотим что-либо откуда-либо перенять, это должно быть согласовано с Германской Новой Медициной.

И если люди, знакомые с ГНМ, считают, что они должны укреплять свою иммунную систему лекарствами, то мне остаётся только констатировать - они не поняли ГНМ.

В прежней ортодоксальной медицине, включая и альтернативные направления, все «имеют успех». Представляли себе это так, чем правильнее удаётся выбор медикаментов, тем больше успех. Но успех заслуживают не врачи, не натуропаты, не лекари или другие терапевты, а в первую очередь пациент сам. Равным образом он программирует и свою неудачу, потому что как успех, так и поражение всегда принудительно протекают согласно 5 Биологическим Законам Германской Новой Медицины.

На этой странице все статьи
о
Германише Хайлькунде®
происходят из подлинных текстов
д-ра медицины Рика Герда Хамера

Рассылка новостей
Введите ваш электронный адрес